Alt Text!
Київська Академічна Майстерня Театрального Мистецтва
Alt Text!
м. Київ. вул. Ярославів Вал 14-б

Алексей Кужельный: «Будучи студентом, я подрабатывал тамадой на свадьбах»

29 Квітня 2014


Художественный руководитель театра «Сузiр’я» отметил 60-летие

Интервью «ФАКТАМ» художественный руководитель столичного театра «Сузiр’я» Алексей Кужельный давал на следующий день после юбилейного вечера. Праздник, проходивший на сцене его родного театра, получился двойной: 60-летие Алексея Павловича и 25-летие первого антрепризного театра в Киеве — «Сузiр’я». «Шампанское, коньяк? — предложил юбиляр, только я переступила порог его кабинета. — А хотите кусок торта с моим изображением? Правда, осталась только моя верхняя часть...» Кужельный был растроган прошедшим вечером, в лирическом настроении, а вспоминая прошлые годы, даже пустил слезу. Кабинет Алексея Павловича утопал в цветах и подарках. Главное место занимала огромная коробка с... газонокосилкой.
— Алексей Павлович, готовитесь к дачному сезону?
— А как же! Моя старая газонокосилка поломалась, так что я теперь снова «вооружен». На даче кошу и сею, даже консервирую. Чего тут стесняться?! У нас много яблок, жаль смотреть, как они пропадают, вот мы и купили соковарку. Я делаю так называемое мокрое повидло — без добавления сахара, только немного корицы. Расскажу вам потрясающий рецепт немецкого блюда: берете синюю капусту, шинкуете, бросаете в кипяток. Через пять минут она становится белой, сливаете воду, добавляете две ложки уксуса. Туда же кладете повидло с корицей и тушите на слабом огне. Безумно вкусно!
— Супруга Ольга у вас на подхвате? (Ольга Таукач — известный продюсер, тележурналист. — Авт.)
— Нет, у нее другой «репертуар». У Оли замечательно получается заливное из судака, которого мы покупаем только в одном хозяйстве в Украинке. К тому же Ольга мастер по приготовлению борщей и ухи. Хотите еще одним своим фирменным рецептом поделюсь? Покупаете пекинскую капусту, срезаете мягкую часть листа. Оставшийся толстый кусок отвариваете, режете, поджариваете на сливочном масле, добавляете соевый соус и кунжутное семя. Никому не говорите, что это простая капуста, и все ваши гости полчаса будут отгадывать, какие грибы вы приготовили.
— Кто же вас обучил премудростям кулинарии?
— Сергей Владимирович Данченко, бывший художественный руководитель Национального театра имени Ивана Франко, очень любил готовить. Он мне всегда говорил: «Не нервничай. Когда придешь домой, порежь салат, помой овощи, подержи в руках, с водой все уйдет...» Готовил Данченко великолепно. К тому же он был еще и охотником и частенько баловал друзей дичью. Ели мы с ним обычно в театре. Заканчивалась репетиция, мы садились в его кабинете, говорили о работе и потихоньку кушали. Не помню, чтобы его блюда хоть раз повторялись. Я просил: «Сергей Владимирович, поделитесь рецептом». А он лишь отвечал: «Все очень просто, фантазируй!» Это был человек, который обладал абсолютным вкусом. Во всем. Знаете, как бывало на репетициях молодых режиссеров? Все вокруг говорили, что это провальный спектакль, но приходил Данченко, не спеша, растягивая слова, давал несколько советов, чуть сокращал — и получалась блестящая премьера. Мне всегда хотелось ставить что-то необычное, а он говорил: «Не спеши, у тебя все еще будет...» Сергей Владимирович чувствовал театр как живой организм.
— Вы попали к нему на практику как лучший студент театрального вуза, ленинский стипендиат?
— О, если бы все было так просто... Я действительно был ленинском стипендиатом — ежемесячно получал сто рублей, тогда как обычные студенты — сорок. Но, закончив институт, оказался первым безработным стипендиатом. Театров тогда в Киеве было лишь восемь, все места заняты. В то время в Москве открылись высшие режиссерские курсы. Сессии читали Эфрос, Сирота, Ефремов... В перерывах между начитками студенты должны были проходить практику. Я стал первым практикантом Сергея Данченко. В театре имени Франко тогда готовился спектакль к юбилейной дате Тараса Шевченко «Здавалося б одне лиш слово...» Художником в нем был Даниил Лидер. Лидер и Данченко были спокойными людьми, понимавшими друг друга с полуслова. Помню, через несколько лет мы вместе с Лидером и его замечательной супругой Кирой Питоевой поехали отдыхать в Закопане. Это было время, когда в Польше исчезли все продукты, кроме уксуса. Хорошо, что нас предупредили об этом. По вечерам Кира Николаевна красиво выкладывала на тарелку сухую колбаску, и мы, уплетая ее, наслаждались общением.
— Никогда не жалели, о годах, проведенных в автодорожном институте и конструкторском бюро?
— Нет, ни о чем не жалею. Отработал три года после окончания института. Кстати, я уходил с должности заведующего отделом, завершив важный проект. Тогда к Олимпийским играм 80-го года сдавалась трасса Борисполь—Киев, нужно было произвести впечатление на иностранных гостей. По дороге решили расставить колонки дорожной связи. У меня была задача сделать конструкцию так, чтобы ее невозможно было разграбить. Мы придумали схему, по которой конструкция разбиралась только при снятии с фундамента. Представьте, колонки простояли не тронутыми еще лет десять! Но, надо признать, конструирование не было делом моей мечты. В то время я находился в компании творческих людей, многие из них занимались режиссурой. Однажды мама, видя мои терзания, сказала: «Давай-ка занимайся тем, что ты любишь...» Я пришел в режиссуру позже моих ровесников на восемь лет.
— Актерство вас не прельщало?
— Ни в коем случае. И сейчас вы поймете, почему. Я был секретарем комсомольской организации школы. Меня уже в школе называли Алексей Павлович. Я легко разруливал различные ситуации, понимая, кто чем может заниматься. Чтобы самому играть — даже не думал. Дружил с молодыми режиссерами Виталиком Малаховым, Игорем Афанасьевым, Игорем Славинским. В качестве болельщика ездил в Питер, когда они участвовали в театральном конкурсе. Это была определенная атмосфера, в которой я чувствовал себя очень комфортно. Кстати, ни в школе, ни в автодорожном не был отличником. А в театральном на меня просто как снизошло что-то, очень жадно учился.
Помимо стипендии, неплохо зарабатывал, преподавая в двух драмкружках, читая лекции по эстетике и Правилам дорожного движения в училище и... подрабатывая тамадой на свадьбах. По ведомости получал 10 рублей, но заказчики благодарили, давая минимум 25 рублей за вечер. Четыре свадьбы в месяц давали мне стабильный заработок. Все эти деньги уходили на заграничные поездки, которыми меня как активного комсомольца одаривала организация. Валюты выдавали на двадцать-тридцать рублей, но я вез с собой шампанское, икру, продавал все это или обменивал на вещи. Всегда любил красиво одеваться.
— В то время вы уже встретили Ольгу?
— Наше знакомство произошло в период моей безработицы. Мы несколько раз встречались в одной компании. Потом, помню, я поехал в Москву. Проходя мимо магазина индийской одежды, увидел очередь за марлевыми платьями. Подумал: «Вот бы Оле такое привезти». Наверное, в этот момент в моей голове все «сложилось». Мы вместе уже 28 лет, так что «Сузiр’я» строили вместе.
— Помните момент, когда впервые попали в это историческое здание в самом центре Киева, недалеко от Золотых ворот?
— Когда мне сказали, что нужно посмотреть именно это помещение, я просто обомлел. Рядом с этим домом была квартира моего друга, и мы часто, проходя мимо, с восхищением заглядывали в окна, рассматривая витую лестницу, скульптуры. Тогда здесь репетировала капелла «Думка». Но к тому времени, когда мне предложили это помещение, и я впервые в него зашел, внутри не было ничего, кроме рояля, газовой плиты и запаха тлена. Штат сотрудников отсутствовал. Мы вычищали помещение вместе с Олей и нашими родственниками. Привели все в порядок, но запах не исчезал. Наконец мы поняли, что он идет из ваз, украшавших вход. Там была целая «энциклопедия» курения — сигареты «Друг», «Казбек», «Пальмира»... До сих пор жалею, что все выбросил, а не оставил как музейный экспонат.
— Ваши коллекции утюгов и колокольчиков хранятся теперь в театре?
— Нет, на даче. Там же и моя коллекция бухгалтерских счет. Помню, из Цюриха приехала актриса Эрика Ханслер. Она играла в одном нашем спектакле. В гримерке на глаза ей попались счеты. Эрика долго выясняла, что это такое. Я сказал, что это советский компьютер, и подарил ей счеты. Эрика была в восторге и, вернувшись домой, прислала мне настоящий компьютер в ответ. Так у нас появился чуть ли не первый компьютер среди театров... Что касается коллекционирования, то это очень удобно для друзей — они никогда не мучаются над подарком. Недавно решил собирать еще изображения клоунов...
— Не могу удержаться от комплимента — вы потрясающе выглядите в 60 лет!
— Ежедневная борьба и... маски на лицо. Этому научила меня мама. Что бы она ни готовила, остатки — на лицо. Кефир, фарш, тертый лук... Я живу по той же схеме безотходного производства. Все завтраки и ужины у меня на лице. А для тела уже долгие годы выполняю несколько комплексов упражнений, которые занимают полтора часа. И каждое утро отжимаюсь 21 раз и подтягиваюсь 10. Без этого уже не могу...
 
Таисия БАХАРЕВА 

Наші партнери