Alt Text!
Київська Академічна Майстерня Театрального Мистецтва
Alt Text!
м. Київ. вул. Ярославів Вал 14-б

Ада Роговцева поработала на себя в роли старушки-рантье в новом спектакле театра

29 Квітня 2014

 
       В Мастерской театрального искусства "Сузирья" состоялся семейный бенефис: легендарная Ада Роговцева сыграла главную роль в новой постановке своей дочери, актрисы Екатерины Степанковой. Спектакль называется "Будьте как дома", и это первое, но не единственное, что диссонирует с громко звучащим в комедии Жан-Мари Шевре мотивом терпимости к чужакам, считает ЮЛИЯ БЕНТЯ.
       "Будьте как дома" – весьма символичное название для театра "Сузирья", в распоряжении которого есть завидный особняк в центре Киева, но нет постоянной актерской труппы. Получается такая себе стационарная антреприза – идеальный театр, о котором большинство режиссеров могут только мечтать. Кроме того, в отличие от других театров, в "Сузирье" наблюдается полная свобода действий при выборе репертуара и постановщиков, что обеспечивает пестроту афиши. Однако это не всегда является положительным обстоятельством, хотя две недавние премьеры "Сузирья" – "Леттис и Ловидж" Татьяны Аркушенко (см. Ъ от 21 октября 2008 года) и "Одинокая леди" Игоря Славинского – можно смело включить в десятку лучших столичных постановок прошлого года.
       "Будьте как дома" хоть и не выдерживает сравнения с вышеназванными спектаклями, но наверняка найдет своего зрителя, которого мало интересует само действо, а больше привлекает возможность на расстоянии вытянутой руки лицезреть Аду Роговцеву. А она, словно понимая это, работает не на спектакль, а на собственную икону. Пожилая квартирная хозяйка в ее исполнении – существо довольно скучное, много и воинственно вещающее и мало по-человечески говорящее. Но в тех редких эпизодах, где Ада Николаевна просто говорит, а не играет в актрису, ей все же удается докопаться до нужных струн в зрительских душах и даже слегка их зацепить.
       Если комедия Жан-Мари Шевре о старушках-рантье и арабо-польской паре квартирантов провозглашает свободу, равенство и братство коренных жителей и иммигрантов, то Екатерина Степанкова своим режиссерским невмешательством, а то и попросту равнодушием доводит идею драматурга до ее полной противоположности – из столкновения культур не высекается даже слабой искры, а персонажи, которые якобы взаимодействуют и по сюжету двигаются навстречу друг другу, на протяжении всего спектакля не меняются ни на йоту.
       Складывается впечатление, что актеры здесь предоставлены сами себе и просто боятся выйти за узкие, изначально заданные текстом рамки. Но даже это не объясняет, почему полька Бася Брозек (Екатерина Гулякова) воркочет по-русски (в оригинале, соответственно, по-французски) с ярко выраженным китайским акцентом и за месяц упорного чтения сказки "Золушка" под присмотром одной из сестер (в роли доброй феи – Галина Корнеева) не осваивает даже женский род глаголов.
       Пространное цитирование "Золушки" – только одна из шуток драматурга на тему "будьте как дома". Араба Самира Белькасема (Ахтем Сейтаблаев), несмотря на настойчивый протекторат коренных парижанок, принимают на работу только потому, что контору возглавляет тоже араб. К тому же старушки отселяют экзотическую пару в отдельную двухкомнатную квартиру – большая многонациональная семья здесь даже не предполагается. Хотя в заводном танце Ахтема Сейтаблаева и Ады Роговцевой при ближайшем рассмотрении можно заметить обещание чего-то большего – того, что не прописано в тексте пьесы, но, как это часто бывает, легко читается между строк. Когда же юный афрофранцуз Сквоти (Арно Тсембенгой) демонстрирует хозяйкам жилплощади в центре Парижа отличное танцевальное соло с целью заполучить в свое распоряжение освободившуюся койку, то становится очевидным, что и ему, и Самиру стоило бы поискать комнату в интернате при хореографическом училище.

Наші партнери