Alt Text!
Київська Академічна Майстерня Театрального Мистецтва
Alt Text!
м. Київ. вул. Ярославів Вал 14-б

Худрук театра «Сузiр\'я» Алексей Кужельный: «Пьесу «Уход» Гавел писал, уже зная о своей смертельной болезни»

29 Квітня 2014

Девять дней назад ушел из жизни бывший президент Чехии, известный драматург, писатель, правозащитник

Предки Вацлава Гавела владели киностудией «Баррандов», несколькими ресторанами и одной из газет. В 19 лет Вацлав впервые выступил как литературный критик, а спустя десять лет закончил театральный факультет Пражской академии искусств. После событий Пражской весны 1968 года Гавел стал известен своим свободомыслием. Его несколько раз арестовывали и даже приговорили к четырем с половиной годам тюремного заключения. Долгое время Вацлав Гавел жил в Австрии. Но никогда не прекращал заниматься политической деятельностью и писать. Он автор шестнадцати пьес, а также книг, статей, эссе. В 1989 году Гавел стал последним президентом Чехословакии, а в 1993-м — первым президентом Чехии. Тогда он был уже признанным драматургом.
Вацлав Гавел продолжал творить до последних дней, хотя был уже смертельно болен и практически не выезжал из своего загородного дома возле Градечка. Его кинодебютом стала картина «Уход», поставленная по собственной пьесе.
 — Наш театр, к счастью, сталкивался с драматургией Вацлава Гавела, — рассказывает художественный руководитель театра «Сузiр'я» Алексей Кужельный. — Идея постановки пьесы Гавела «Аудиенция» — часть проекта, который мы начали в первые дни независимости Украины. Подал нам эту идею посол Венгрии, который первым среди посольств в Украине вывесил на здании желто-голубой флаг.
— Это был 1991 год?
 — Ровно 20 лет назад. Посла звали господин Андраш Палди, он был дружен с президентом Венгрии Арпадом Генцем, известным драматургом. В то время о личной жизни, интересах, хобби и талантах первых лиц государств не было принято говорить. Нам уж очень захотелось поставить что-то из творчества Генца. И мы таки сделали это. Пьесу «Венгерская Медея» Генца я смотрел дважды, оба раза в Венгрии. После одного из спектаклей Генц даже пригласил нас в парламент, в комнатку, где практически никто не бывал, кроме президента. В свободные минуты Арпад записывал там свои мысли. Какое-то время спустя президентом Чехословакии стал Вацлав Гавел, и мы в театре «Сузiр'я» решили поставить его пьесу «Аудиенция».
— К тому времени Гавел был уже известным драматургом?
 — Во всемирном театральном словаре он считался классиком современной драматургии. Гавел к тому же был известным диссидентом, мастерски владевшим словом. Правда, до того момента, как приступить к постановке пьесы, я не видел спектаклей по текстам Гавела. Посольство Чехословакии предложило нам на выбор несколько текстов. Мы выбрали «Аудиенцию».
— Рассказывают, что спектакль имел в Праге огромный успех.
 — Эта пьеса считалась автобиографичной. Я видел постановку в Праге. Место действия — пивной завод, куда ссылают писателя (прототип Вацлава Гавела), и он трудится подсобным рабочим. Действие происходит в тот момент, когда директор приглашает к себе этого диссидента для очень важной беседы. Чтобы разговор проходил свободнее, они все время пробуют пиво. Представьте себе, что к финалу спектакля артисты, работавшие с подлинным реквизитом, прямо обращаются к зрителям: «О Боже, я уже не помню, что там за текст…» Зал хохочет, это обыгрывается. У нас в то время никакого пива нельзя было  достать, тем более чешского. Тогда я попросил посольство Чехии предоставить нам для спектакля ящики с пустыми пивными бутылками. Надо отдать должное посольству, которое прислало нам ящики с настоящим пивом. Конечно, мы их благополучно опустошили в процессе репетиций, а пустые бутылки использовали как реквизит. Актеры сидели на ящиках с пивом, посуда звенела, и это создавало определенную атмосферу.
— А как же знаменитая пивная пена?
 — Мы выкрутились. В центре сцены стояла большая бочка, а внутри — тазик, в который наливалась вода с шампунем. Туда же вставлялся маленький компрессор от аквариума. За 20 минут образовывался целый столп пены. Артисты набирали ее в стаканы, сдувая, накладывая как клоунские носы или генеральские погоны. Эта пена была еще одним действующим лицом. В спектакле играли народный артист Украины Николай Бабенко (увы, покойный) и Сергей Джигурда, написавший собственные зонги к пьесе. Это песни-обращения к зрителям. Манера исполнения Джигурды и острый социальный текст в нашем понимании ассоциировались с самым ярким диссидентом — Владимиром Высоцким. Этот спектакль в нашем театре случайно увидел премьер-министр Чехословакии, рассказавший  Гавелу о постановке. И когда Вацлав Гавел, став президентом Чехии, приезжал в Киев, попросил, чтобы ему показали спектакль. Дело было летом, в помещении театра начинался ремонт. Слава Богу, артисты находились в городе. Николай Бабенко подрабатывал охранником на лодочной станции, и ему выдали пневматический пистолет. Это стало позже важной деталью. Представьте, в наш театр приезжают Президент Украины Леонид Кучма и президент Чехии Вацлав Гавел с сопровождающими чиновниками самого высокого ранга. Мы как могли задекорировали трещины в потолке, полу и даже нашли спонсоров, обеспечивших пивом прием после спектакля. Это был тот редкий случай, когда в театре  99 процентов зрителей были мужчины.
— Так что же случилось с пистолетом Бабенко?
-  Николай Андреевич побоялся оставлять пистолет на лодочной станции и взял его с собой. Перед приходом глав государств, конечно, в театре был досмотр. И вот Бабенко заходит в «рамку» и начинает «звенеть». Его просят показать сумку, лицо Николая Андреевича становится бордовым, я вижу, что он страшно нервничает. Я ничего не понимаю. Говорю охранникам: «Это актер, который играет одну из главных ролей, не надо его нервировать, он нормальный, наверное, ключи куда-то засунул…» Меня послушали и Бабенко пропустили. Спектакль прошел замечательно, но, чувствую, напряжение у Николая Андреевича не проходит. Он ко мне подходит, просит: «Алексей Павлович, а можно мне водки?» — «Да что такое происходит?» — «Это все пистолет проклятый, покоя мне не дает. Как неловко получилось, а если бы увидели…» Слава Богу, все обошлось.
— Вацлаву Гавелу спектакль понравился?
 — По-моему, он остался доволен. Пьеса шла на украинском, и Гавелу было интересно прислушиваться к мелодике языка. Кстати, он хорошо говорил на русском и украинском. После спектакля мы долго общались. Гавел рассказал историю, связанную с пивом. Во времена своего пребывания в Вене он любил ходить в пивной ресторан «На дне». Это уже стало частью его жизни. Став президентом, Гавел никак не мог привыкнуть, что его постоянно сопровождают охранники. Однажды, когда ему захотелось пойти в приличное место выпить пива, он просто… сбежал от охранников через служебный вход. Хотелось побыть одному. Правда, потом ему объяснили, что жизнь президента принадлежит стране. Позже мы бывали с «Аудиенцией» на гастролях в Чехии, постановка долгое время пользовалась успехом. Но ушел из жизни Николай Бабен-ко, мы перестали играть этот спектакль. Кстати, пьеса была очень мудрой, как и вся драматургия Гавела.
— Последняя пьеса Вацлава Гавела называется «Уход».
 — Она тоже автобиографична. Речь идет о человеке, занимавшем когда-то очень высокий пост. И вот он отошел от дел, и ему открылись многие вещи. Тот, кто казался предан, на самом деле предатель, слова не всегда совпадали с мыслями и делами людей. Но больше всего пострадала семья — у чиновника не было времени заниматься детьми, женой. В общем, разочарование в жизни человека высокого ранга. Эдакое искушение властью, через которое не все могут пройти. Пьеса здорово написана. Гавел в то время уже знал о своей смертельной болезни. И тем мудрее и спокойнее он был в разговорах, оценках спектаклей, в том, как писал. Он был удивительно светлым человеком.
Гавел относился к театру как к серьезному аппарату исследования жизни. Безусловно, он понимал развлекающую составляющую человеческого бытия, но именно серьезное отношение к искусству сделало его прижизненным классиком. Гавел был не из того разряда драматургов, которые диктуют свои условия. Он радовался диалогу, тому, что понят актерами. В истории нашего театра было три постановки, авторами которых стали выдающиеся политические личности. Кроме Гавела и Генца, Кароль Войтыла (Иоанн Павел II) со спектаклем «Излучение отцовства». Три прекрасных драматурга и талантливых политика. Наверное, такими и должны сегодня быть лидеры государства.

 

Наші партнери